удорожание, которое продемонстрировали иностранные бумаги, упомянутые Вадимом Сосковым

Кстати, удорожание, которое продемонстрировали иностранные бумаги, упомянутые Вадимом Сосковым, не выглядит таким уж впечатляющим на фоне 30-процентного годового прироста всего рынка.

удорожание, которое продемонстрировали иностранные бумаги, упомянутые Вадимом Сосковым

Заметим, что футбольные клубы и производители спортивной одежды и аксессуаров относятся к сектору consumer discretionary — производство и торговля товарами и услугами не первой необходимости. В теории благополучие компаний данного сектора циклично и тесно связано с экономической конъюнктурой. Их бумаги имеют особенность двигаться быстрее рынка, будь то рост или падение. Допустим, с начала года (на 28 октября) секторный индекс S&P Global 1200 Consumer Discretionary прибавил 32,2% против 21,9% у обще рыночного индикатора S&P Global 1200. Среднегодовые приросты этих индексов за последние пять лет соотносятся как 21,6 и 15,6%. Так что на спортивные и около-спортивные бумаги идет жар от принадлежности к динамичному сектору. Но надолго ли это?

В некотором смысле это надуманные сделки

В некотором смысле это надуманные сделки: они проворачиваются не потому, что есть правильная цель, а потому, что есть деньги и есть люди, которые знают, как их профессионально тратить».

В некотором смысле это надуманные сделки

Рубен Исраелян считает, что сама по себе высокая М&А-активность крупных игроков вообще и госкомпаний в частности не была бы чем-то однозначно негативным с точки зрения анализа ситуации в российской экономике, если бы не параллельная тенденция продажи активов частными предпринимателями, иногда с целью вывода капитала, а не для того, чтобы переключить внимание на новые, более перспективные проекты. «Все чаще энергичные, талантливые собственники и менеджеры, продемонстрировавшие способность создавать эффективные бизнесы, продают актив, от которого могли бы еще получить прибыль. И не берутся взамен за новое дело.

Новый фонд скорее стоит рассматривать как маркетинговый ход

Новый фонд скорее стоит рассматривать как маркетинговый ход

Рассмотрят управляющие и российские бумаги. На их долю, по словам г-на Соскова, придется не менее 30% активов, и это, скорее всего, будут облигации спонсоров ведущих российских клубов и спортивных соревнований, призванные играть в портфеле роль подушки безопасности. Речь может идти о долговых обязательствах ЛУКОЙЛа (титульный спонсор «Спартака»), «Газпрома» («Зенит»), Банка ВТБ (московское «Динамо»), «Российских сетей» и «Аэрофлота» (ЦСКА), а также РЖД («Локомотив»). Но в этом случае треть активов фонда будет иметь условное отношение к спорту, ведь состояние дел в спортивной индустрии и спонсорская активность вряд ли влияют на результаты деятельности спонсоров.

ДЕНЬГИ ВАЖНЕЕ ЦЕЛИ

По словам Дэвида Вэка, еще лет пять-семь назад высокая покупательная активность предприятий и банков, подконтрольных правительству, отмечалась лишь в тех секторах экономики, которые были обозначены руководством России как стратегически важные.

ДЕНЬГИ ВАЖНЕЕ ЦЕЛИ

По сути, госкомпании выступали в качестве проводников политики, направленной на усиление влияния государства в ограниченном числе отраслей и видов бизнеса. «Выполняя эту роль, ведущие госкомпании за несколько лет сформировали мощные команды высокопрофессиональных специалистов по инвестициям, которые смогли провести множество сложных сделок по высшему разряду, — говорит г-н Вэк. — До некоторого времени они фокусировались именно на тех секторах, в отношении которых на самом верху было дано добро на расширение правительственного контроля. Но что мы видим сегодня?

Речь может идти о долговых обязательствах ЛУКОЙЛа

речь, мочь, идти, долговой

Однако расчет не оправдался. За полгода формирования фонд смог собрать лишь 6 млн долларов вместо запланированных 25 млн. Вскоре его дальнейшее существование было признано экономически нецелесообразным, и он был закрыт. Причем с потерями для пайщиков: за восемь месяцев работы (с 1 августа 1996-го по 31 марта 1997-го) 10 тыс. долларов, вложенные в Sportsfund, уменьшились до 9982, тогда как такая же сумма, вложенная в компании, которые входят в индекс S&P 500, выросла до 11998 долларов за тот же период. Стряхнуть пыль со спортивной инвестидеи решили отечественные управляющие. «Крупнейшие футбольные клубы, производители одежды и обуви, компании, транслирующие спортивные мероприятия, за последний год (период с 30 августа 2012-го по 30 августа 2013-го) дали долларовую доходность около 30%.

ПЕРВЫЙ ФОНД КОМОМ

первый, фонд

 Как же заработать на спорте? Можно купить футбольную команду, или открыть фитнес-клуб, или начать собирать раритетную символику-так, в США коллекционирование бейсбольных карточек давно приравнено к альтернативным инвестициям. Однако самый простой и доступный способ — приобрести акции компаний, имеющих отношение к спорту.

Впервые эту идею опробовали в США.

В августе 1996 года компании Westwood Ventures и Forum Financial Advisers запустили спортивный взаимный фонд Sportsfund. Управляющие были уверены, что клиенты проявят к новому продукту большой интерес, учитывая, что проводившиеся в тот год XXVI Олимпийские игры в Атланте породили настоящий бум и в профессиональном, и в любительском спорте. 65% активов фонда предполагалось вкладывать в бумаги компаний, так или иначе связанных со спорт индустрией, — от производителей спортивной одежды и инвентаря до изготовителей моторных лодок и риэлторских трастов, владеющих гольф-клубами.

Год назад взгляд на перспективы российской экономики был оптимистичнее

Среди них особо стоит отметить приобретение электроэнергетических активов «Газпром энергохолдингом».

Год назад взгляд на перспективы российской экономики был оптимистичнее

Империя «Газпрома» все расширяется и расширяется… Нынешняя ситуация очень напоминает прошлогоднюю — ту, что отражена в аналогичном рейтинге журнала «РБК» за период с ноября 2011-го по октябрь 2012-го. Тогда мы тоже обратили внимание на главенствующую роль госструктур на отечественном рынке М&А. Другое дело, что год назад взгляд на перспективы российской экономики был оптимистичнее, поэтому траты на покупку активов (а не на модернизацию того, что есть) казались более оправданными.