Здесь реально получить существенные прибыли, но и риски велики

«Спорт сейчас на подъеме во всем мире — как профессиональный, так и массовый.

Здесь реально получить существенные прибыли, но и риски велики

И это создает большие возможности для бизнеса: для производителей экипировки, строителей спортивных сооружений, собственно клубов. Но в то же время это очень конъюнктурно зависимая отрасль, — подтверждает директор по стратегическому развитию УК «Альфа-Капитал» Вадим Логинов. — Здесь реально получить существенные прибыли, но и риски велики». Впрочем, одно преимущество — низкую корреляцию с индексом ММВБ — новый ПИФ может реализовать. Но не потому, что в его портфеле будут бумаги компаний, имеющих то или иное отношение к спорту, а потому, что это будут бумаги иностранных эмитентов развитых рынков из секторов, динамика которых определяется иными факторами, нежели динамика российского индекса, половину капитализации которого обеспечивают компании нефтегазовой отрасли.

Фонд, ориентированный на consumer discretionary, сегодня вряд ли можно считать надежным инструментом

Фонд, ориентированный на consumer discretionary, сегодня вряд ли можно считать надежным инструментом

Его бумаги торгуются намного выше долгосрочных средних и по показателю P/В (рыночная стоимость к балансовой), и по P/OCF (рыночная цена к операционному денежному потоку), и по форвардному Р/Е (капитализация к чистой прибыли). Высокая цена для входа сейчас означает заведомо слабую доходность в будущем — сектор с большой вероятностью будет проигрывать рынку. К тому же неизбежное повышение процентных ставок в США может подорвать его позиции, побудив потребителей меньше тратить и больше сберегать. А потому фонд, ориентированный на consumer discretionary, сегодня вряд ли можно считать надежным инструментом: при ухудшении экономических перспектив население начнет ужиматься в расходах и экономить будет прежде всего на развлечениях.

 

Владельцы частных компаний имеют все основания опасаться, что однажды на их актив найдется покупатель, которому нельзя будет отказать.

От таких людей приходится слышать, что перспективность того или иного бизнеса в России с каждым годом все больше и больше определяется не качеством менеджмента, а факторами неэкономического характера», — рассказывает Рубен Исраелян.

владелец

Большой интерес крупных компаний (а они как раз и являются главными бенефициарами подобных условий) к сделкам слияний и поглощений означает масштабирование активов, управляемых на менее рыночной основе. Владельцы частных компаний, не «прикрытые» государством, имеют все основания опасаться, что однажды на их актив найдется покупатель, которому нельзя будет отказать. В опубликованном в конце октября авторитетном рейтинге Doing Business 2014 (готовится Всемирным банком для сравнения стран по условиям ведения бизнеса) Россия по критерию «защита прав инвесторов» оказалась на 115-м месте из 189.В рэнкинге за 2013 год она занимала 113-ю строчку, в 2011-м -93-ю, в 2009-м — 88-ю.

удорожание, которое продемонстрировали иностранные бумаги, упомянутые Вадимом Сосковым

Кстати, удорожание, которое продемонстрировали иностранные бумаги, упомянутые Вадимом Сосковым, не выглядит таким уж впечатляющим на фоне 30-процентного годового прироста всего рынка.

удорожание, которое продемонстрировали иностранные бумаги, упомянутые Вадимом Сосковым

Заметим, что футбольные клубы и производители спортивной одежды и аксессуаров относятся к сектору consumer discretionary — производство и торговля товарами и услугами не первой необходимости. В теории благополучие компаний данного сектора циклично и тесно связано с экономической конъюнктурой. Их бумаги имеют особенность двигаться быстрее рынка, будь то рост или падение. Допустим, с начала года (на 28 октября) секторный индекс S&P Global 1200 Consumer Discretionary прибавил 32,2% против 21,9% у обще рыночного индикатора S&P Global 1200. Среднегодовые приросты этих индексов за последние пять лет соотносятся как 21,6 и 15,6%. Так что на спортивные и около-спортивные бумаги идет жар от принадлежности к динамичному сектору. Но надолго ли это?

В некотором смысле это надуманные сделки

В некотором смысле это надуманные сделки: они проворачиваются не потому, что есть правильная цель, а потому, что есть деньги и есть люди, которые знают, как их профессионально тратить».

В некотором смысле это надуманные сделки

Рубен Исраелян считает, что сама по себе высокая М&А-активность крупных игроков вообще и госкомпаний в частности не была бы чем-то однозначно негативным с точки зрения анализа ситуации в российской экономике, если бы не параллельная тенденция продажи активов частными предпринимателями, иногда с целью вывода капитала, а не для того, чтобы переключить внимание на новые, более перспективные проекты. «Все чаще энергичные, талантливые собственники и менеджеры, продемонстрировавшие способность создавать эффективные бизнесы, продают актив, от которого могли бы еще получить прибыль. И не берутся взамен за новое дело.

Новый фонд скорее стоит рассматривать как маркетинговый ход

Новый фонд скорее стоит рассматривать как маркетинговый ход

Рассмотрят управляющие и российские бумаги. На их долю, по словам г-на Соскова, придется не менее 30% активов, и это, скорее всего, будут облигации спонсоров ведущих российских клубов и спортивных соревнований, призванные играть в портфеле роль подушки безопасности. Речь может идти о долговых обязательствах ЛУКОЙЛа (титульный спонсор «Спартака»), «Газпрома» («Зенит»), Банка ВТБ (московское «Динамо»), «Российских сетей» и «Аэрофлота» (ЦСКА), а также РЖД («Локомотив»). Но в этом случае треть активов фонда будет иметь условное отношение к спорту, ведь состояние дел в спортивной индустрии и спонсорская активность вряд ли влияют на результаты деятельности спонсоров.

ДЕНЬГИ ВАЖНЕЕ ЦЕЛИ

По словам Дэвида Вэка, еще лет пять-семь назад высокая покупательная активность предприятий и банков, подконтрольных правительству, отмечалась лишь в тех секторах экономики, которые были обозначены руководством России как стратегически важные.

ДЕНЬГИ ВАЖНЕЕ ЦЕЛИ

По сути, госкомпании выступали в качестве проводников политики, направленной на усиление влияния государства в ограниченном числе отраслей и видов бизнеса. «Выполняя эту роль, ведущие госкомпании за несколько лет сформировали мощные команды высокопрофессиональных специалистов по инвестициям, которые смогли провести множество сложных сделок по высшему разряду, — говорит г-н Вэк. — До некоторого времени они фокусировались именно на тех секторах, в отношении которых на самом верху было дано добро на расширение правительственного контроля. Но что мы видим сегодня?