Игорь Черкасский рассказал о действующем законодательстве по борьбе с отмыванием «грязных» денег

Игорь Черкасский детально рассказал о действующем законодательстве по борьбе с отмыванием «грязных» денег. Суммарный объем финансовых операций, которые подозреваются в легализации, составляет не менее 151 миллиарда гривен. По сути это практически половина доходной части государственного бюджета на 2013 год.

В среду, 5 ноября, Президент Петр Порошенко подписал Закон «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения». Такой информацией поделилась пресс-служба главы государства. Этот закон стал последним из проголосованного ВРУ пакета пролоббированных общественностью антикоррупционных законов.

Закон был принят во исполнение договоренностей с Международным валютным фондом и с учетом предложений к национальному законодательству экспертов Группы по разработке финансовых мер борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма (FATF).

Документ, прежде всего, предусматривает формирование общегосударственной аналитической базы данных для предоставления правоохранительным органам Украины и иностранных государств возможности выявлять, проверять и расследовать преступления, связанные с отмыванием средств и другими незаконными финансовыми операциями.

Председатель правления Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин отметил, что общественность ждала подписи Президента под данным законом. «Это последний законопроект из нашего пакета, подписания которого мы ждали. Готовьтесь, «пацанчики», — красноречиво заявил Шабунин на своей странице в «Фейсбуке».

Детальнее о действующем законодательстве по противодействию отмыванию средств и борьбе с «грязными» потоками можно прочесть ниже — в эксклюзивной колонке председателя Государственной службы финансового мониторинга Украины Игоря Черкасского.

Ежедневно в информационную базу Госфинмониторинга в среднем поступает 4—5 тысяч сообщений о финансовых операциях, которые могут быть связаны с отмыванием доходов, полученных преступным путем, и финансированием терроризма, причем почти 97% — от банковских учреждений, то есть из сферы, где происходит денежный оборот, — пишет Игорь Черкасский.

Черкасский Игорь

Игорь Черкасский


С самого начала создания национальной системы противодействия отмыванию преступных доходов, активизировался процесс поиска и блокирования украденных у государства активов.

• Принятие проекта Закона «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения» позволит усилить существующий инструментарий по противодействию преступлениям в финансовой сфере. Предложенные Законом дополнения привели национальное законодательство в этой сфере в соответствие с международными требованиями и стандартами. Комплексно урегулирован вопрос проведения национальной оценки рисков; доступа к информации о бенефициарной собственности; мониторинга финансовых операций публичных деятелей; применения санкционных списков межгосударственных объединений и иностранных государств; повышения эффективности расследования дел об отмывании средств, а также многие другие аспекты сферы финансового мониторинга, отмечает Игорь Борисович Черкасский.

Перед Госфинмониторингом правительством поставлена задача — всячески противодействовать попыткам отмывания криминальных доходов и предотвратить рецидив того, что делалось во время предыдущей власти. Именно с этой целью сейчас осуществляется тесное сотрудничество и ежедневная координация наших усилий с Генеральной прокуратурой Украины, СБУ, МВД, Фискальной службой. Именно такое сотрудничество становится залогом ощутимого торможения процессов по отмыванию финансовых активов.

• Фактически начиная с марта Служба осуществила широкий комплекс необходимых реформ (которые должны были начаться еще 2 года назад) в сфере борьбы с отмыванием преступных доходов, что убедительно свидетельствует о постоянном соблюдении Украиной базовых принципов и рекомендаций FATF. Безусловно, это в то же время подтверждает реальные шаги на пути интеграции Украины в Европейское сообщество, — справедливо замечает И. Черкасский.

Государственной службой финансового мониторинга активно проводится расследование фактов отмывания средств, полученных в результате системных коррупционных деяний бывших высоких чиновников. На сегодняшний день общая сумма финансовых операций, которая подозревается в легализации, составляет более 151 млрд. гривен. Это при том, что доходная часть государственного бюджета за 2013 год была запланирована на уровне 361 млрд грн. Отмечу, в данном случае речь идет о бывших руководителях государства и связанными с ними лицами.

• Хочу особенно подчеркнуть, что Госфинмониторинг является транспарентным органом государственной власти, однако информация о финансовых операциях, которую мы получаем, является конфиденциальной и не может быть предметом обсуждения. Причем такие ограничения существуют во всех странах, поскольку этого требуют международные стандарты FATF. В то же время, по каждому выявленному факту хищения государственных финансов работники Госфинмониторинга осуществляют скурпульозний анализ и формулируют соответствующие выводы и предложения для правоохранительных органов.

• Особенно злободневной проблемой сегодня для страны является выявление и возвращение скрытых и раскраденных финансовых активов. Данный процесс, естественно, является сложным, многоступенчатым и долговременным. Он требует концентрации и консолидации усилий как международного сообщества, так и всех участников национальной системы противодействия отмыванию преступных доходов, — пишет Игорь Черкасский. Очень важно проявлять особую внимательность как на этапе определения и блокирования таких активов, так и на этапе организации возвращения скрытых финансовых ресурсов в государственный бюджет.

Специалисты хорошо понимают, что заморозить выявленные теневые активы непросто, однако более важно и сложно вернуть их в легальное обращение. Международная практика говорит, что процессуальные действия по возвращению украденных активов проводятся в рамках процедуры международно-правовой помощи. Исходя из этого, мы отрабатываем вариантные модели решения этой непростой проблемы. Мы должны быть готовы к судебным процессам не только в Украине, но и в юрисдикциях, где зафиксированы украденные финансовые активы.

• Именно с этой целью нами активизировано тесное и плодотворное сотрудничество с нашими иностранными коллегами. Так, Госфинмониторингом направлен зарос в 136 стран мира с целью выявления и блокирования финансовых активов бывших высокопоставленных должностных лиц. На сегодняшний день уже выявлен ряд иностранных компаний, основными бенефициарами которых являются украинские фигуранты уголовных дел. Большую и регулярную помощь в поиске украденных активов нам предоставляют коллеги из США, Великобритании, Швейцарии, Австрии, Кипра, Латвии, Лихтенштейна и других иностранных стран. В этом же контексте хочу отметить — Госфинмониторингом проведен целый ряд беспрецедентных по своей сложности расследований относительно финансовых сделок бывших высокопоставленных должностных лиц, в результате которого нами выявлено активов на общую сумму более 1,6 млрд долларов США. Мы говорим о средствах, которые уже в Украине и которые не удастся украсть из банковской системы.

Осуществленное Госфинмониторингом Украины блокирование вышеупомянутых счетов судебным постановлением продлено путем наложения на них ареста. Без преувеличения отмечу, именно благодаря оперативной работе финансовой разведки, удалось предотвратить выведение этих средств из финансовой системы страны. Убежден, что ни угрозы, ни многочисленные изменения оффшорных юрисдикций или даже изменение фамилий не поможет избежать ответственности бывшим высокопоставленным должностным лицам и связанным с ними лицам.

• Другим очень показательным и важным является тот факт, что в конце апреля текущего года в Лондоне состоялся специальный международный Форум по вопросам возвращения в Украину активов и средств, полученных незаконным путем (Ukraine Forum on Asset Recovery, UFAR) полностью посвященный решению тех проблем, которые возникают при выявлении, аресте и возвращении незаконно выведенных финансовых активов. Во время Форума мы почувствовали реальный мощный уровень поддержки Госфинмониторинга со стороны наших иностранных коллег. Очень важным продолжением упомянутого Форума была недавняя встреча с руководством подразделений финансовых разведок разных стран в Цюрихе, на которой мы договорились объединить наши усилия в поиске и блокировании украденных бывшими высокопоставленными должностными лицами активов.

Безусловно, Госфинмониторинг и впредь в полном объеме будет выполнять взятые Украиной на себя обязательство перед мировым сообществом; приближать национальную финансовую систему к международным правовым стандартам прозрачности; укреплять способность финансовой системы нашего государства противостоять отмыванию «грязных» денег и финансированию терроризма.

• В Украине достаточно распространенной является такая разновидность нелегального обращения средств, которая базируется на очень широком применении наличности. Следует признать, что именно чрезмерно высокая доля наличного оборота является почвой для тенизации и легализации грязных финансовых ресурсов. Вред от наличных операций не ограничивается недопоступлением в бюджет и социальные фонды. Постоянная потребность в наличных средствах заставляет субъекты хозяйственной деятельности искать пути конвертации безналичной выручки в наличность. А это является источником коррупционных соглашений и отношений.

В то же время, как отмечает Председатель Государственной службы финансового мониторинга Украины, у взяточников существует и регулярно воспроизводится противоположная потребность — конвертировать постоянно полученные взятки в реальные безналичные средства. Таким образом, возникают конвертационные центры и фиктивные фирмы, которые воспроизводят указанные процессы. В современных экономических системах существует еще одна разновидность теневых коммерческих операций — законно заработанные средства выводятся из легального учета с тем, чтобы сделать их искусственно нелегальными. Такие операции осуществляются, в частности, через трансферное ценообразование.

Речь идет о том, что украинские производители экспортной продукции имеют связанные компании за рубежом, это позволяет реализовывать продукцию этим связанным лицам по явно заниженным ценам. Украинские производители тем самым занижают полученные доходы и не платят налоги. В то же время зарубежные партнеры реализуют данную продукцию по рыночным ценам, получая ощутимые доходы, которые остаются на зарубежных счетах, — подчеркивает Игорь Черкасский.

• Безусловно, Госфинмониторинг усиливает противодействие осуществлению вышеупомянутых операций. Для Украины важно провести четкий предел, выявить отличия в возможностях использования «грязных» и «чистых» денежных накоплений, во всем мире этому придается большое значение. Поэтому важно видеть разницу между «отмыванием» и «легализацией». Если отмывание — чисто криминальное явление, то легализация при необходимой организации (как показывает мировой опыт) может стать ощутимым инвестиционным источником.

Хочу подчеркнуть, что даже правильные и системные мероприятия против отмывания криминальных доходов не позволяют окончательно решить проблему. Очевидно, главные задачи экономической политики заключаются в устранении глубинных причин криминального и теневого обращения капиталов. Среди них — факторы политической и социальной стабильности в стране, развитость механизмов и институтов финансовых рынков, совершенство системы денежного оборота, эффективность деловой инфраструктуры, механизма регуляции налогообложения, условия защищенности собственности и личности, — резюмирует Игорь Черкасский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: